Eesti Rahva Muuseumi talurahvajalanõude kogu

  • Reet Piiri

Abstract

Peasant Footwear Collection at the Estonian National Museum

Коллекция крестьянской обуви Эстонского национального музея

The first footwear, two pairs of bass shoes, reached the museum collection in 1909 – the year of the foundation of the museum. It seems that the collection of footwear has not been so purposeful than the acquisition of folk costumes. Obviously footwear did not look so attractive.
Peasant footwear remained simple and primitive for a long time, and they were made of domestic materials. For Estonians the most typical footwear was bass shoes and peasant shoes.
Bass shoes were woven of bark strips, mostly lime and willow bark, but also juniper and birch. Bass shoes were plaited straight; in different regions of Estonia four different methods were used. Later on plaiting askew was also taken into use. The museum collection holds 134 pairs of bass shoes altogether.
Peasant shoes are heelless footwear made of one piece of leather, and they are fastened to the foot with the help of strings put through notches in the edge. Not later than starting from the beginning of the 2nd millennium until the end of the 19th century peasant shoes were the prevailing and most appreciated footwear in Estonia. Peasant shoes were mostly made of cowhide, in coastal regions and on the islands sealskin was also used. The ones worn at work were made of untanned hide, the ones worn on festive occasions were made of leather. As is the case with folk costumes in general, great differences occur also in peasant shoes fashion by regions. The most general division of peasant shoes comprises four large groups: 1) the ones with a blunt toe (102 specimens at the ENM), 2) the ones with a sharp toe (34 specimens), 3) ruffled peasant shoes (21 specimens), 4) the ones with a closed toe (14 specimens). All these groups are in their turn divided into several regional subgroups.
Similar to peasant shoes is leather footwear with a patch sewn on the toe and with no separate soles. This kind of shoes were worn on the northern coast where they started to be made following the Finns’ example in the first half of the 19th century and therefore they were called Finnish shoes (moccasins). The museum collection includes eight pairs and two single specimens of this kind. Men’s footwear was of the same cut but had legs, and they were called suss-saapad or tossud. There are six pairs of them at the museum.
Peasants also made footwear from cloth and cord. In South Estonia the material used was towy cord, which was woven to and fro on a last. This footwear was fastened with the help of long strings just like peasant shoes, and it started to be worn following the Russians’ example. The museum preserves twelve pairs and two single specimens of the footwear made of cloth and cord.
At the same time, in the mid-19th century, people on West Estonian islands started to wear footwear made from cloth called pätid. The older type was sewn from a piece of linen cloth, which was previously darned crosswise and lengthwise with a towy thread. There are three pairs of this kind of footwear in the museum collection. The more recent type had the upper part made of woollen cloth and the sole darned with cord. The sole consisted of four-five patches of cloth darned together with a towy cord; it was tarred several times, dipped into sand or ashes and dried. The museum collection includes five pairs of the aforementioned footwear. At the beginning of the 20th century leather was taken into use as the sole material and the uppers started to be embroidered. Footwear made of cloth – embroidered pätid – became Sunday footwear. The tradition of making this kind of footwear persisted on Muhu Island also after folk costumes ceased to be worn, and also spread to the mainland. In the second half of the 20th century making this kind of footwear became one of the favourite activities for the people taking an interest in national handicraft. Pätid became indoor footwear and a souvenir object.
Records of peasants wearing also shoes date back to the 17th century. If in the 18th century the wearing of shoes and boots was a common practice on western islands, then on the mainland they were still rare, and started to be worn on a wider scale only in the 1860s–1870s.
The shoe type worn in Estonia was based on West-European example. Shoes and boots were made by shoemakers who tried to follow the contemporary fashion. As both the leather and the tools were of simple peasant style, the footwear markedly reveals local peculiarities and opportunities. This kind of footwear was expensive, it was worn for decades and even bequeathed. The museum has mostly obtained shoes worn on the islands, as they spread more widely there and had been preserved for the collectors together with old folk costumes.
Wooden footwear has not been very widely worn in Estonia. Clogs carved out of wood were used on the islands, into other regions they were brought by immigrants. People who lived by water bodies used at work separate wooden soles tied to other footwear.
The wearers and makers of folk costumes are trying to keep precisely to the parish principle and follow the museum examples, yet in the case of footwear little attention is being paid.

Резюме Реэт Пийри
Первая обувь, две пары лаптей, поступила в музейные фонды в год основания музея в 1909 году. Кажется, что сбор обуви не происходил так же целенаправленно, как комплектирование всей остальной коллекции народной одежды. Вероятно, обувь не считалась достаточно аттрактивной.
Долгое время крестьянская обувь оставалась простой и примитивной, сделанной дома своими материалами. Самой типичной обувью эстонцев были лапти (viisud) и постолы (pastlad).
Лапти плелись из лыка, чаще  применялась липовая и ивовая кора, реже – можжевеловая кора и береста. При плетении лаптей лычные полосы укладывались перпендикулярно друг к другу – так называемая техника прямого плетения, на разных территориях Эстонии распространилось четыре отличающихся друг от друга приема такого плетения. Позднее стала применяться и техника косого плетения - полосы лыка в этом случае находятся под тупым или острым углом друг к другу. В музее всего 134 пары лаптей.
Постолы – это изготовленная из одного куска кожи обувь без каблуков, завязываемая к ногам при помощи шнурка, продетого сквозь зарубки на краях обуви. Не позже начала 2 тысячелетия и до конца 19 века они были одним из основных и  ценимых видов обуви эстонцев. Материалом  для постол предпочиталась кожа крупного рогатого скота, на побережье и на островах - тюленья кожа. Рабочие постолы готовились из невыделанной кожи, праздничные – из дубленой кожи. Как вообще в народной одежде, так и в постольной моде были заметны территориальные различия.
В основном постолы подразделяются на четыре большие группы: 1.- постолы с тупым носком (в ЭНМ 102 образца), 2.- постолы с острым носком (34 образца), 3.- постолы со сборками (21 образец), 4.- постолы с глухим носком (14 образцов). Эти группы, в свою очередь, подразделяются на  несколько локальных  подгрупп.
Близка к постолам кожаная обувь со вставкой сверху, но без отдельной подошвы, носимая на северном побережье. Такую обувь начали изготовлять и носить по примеру финнов в первой половине 19 века, называли их «финскими» тапочками (soome kingad, susskingad). Образцов такой обуви в музее 8 пар и 2 одиночных вида. Обувь такого же кроя, но с высоким голенищем, т.н. «финские» сапоги (soome saapad, suss-saapad), была у мужчин. Их в музее 6 пар.
Крестьяне носили также обувь, сшитую из холста или плетеную из веревки – чуни (pätid, päternad). В Южной Эстонии материалом для плетения обуви применялась пеньковая веревка, которую плели на колодке вперед-назад. Эту обувь завязывали к ноге как и постолы, с помощью длинных обор. Носить их начали по примеру русских. В музее насчитывается 12 пар и два одиночных образца такой обуви.
В то же время, в середине 19 века, на островах Западной Эстонии стали носить тапочки из ткани, называемые pätid. Старейшие типы такой обуви сделаны из холста и обшиты паклевой нитью. Таких матерчатых тапочек в музее 3 пары. У позднейших видов обуви носок и борты из шерстяной ткани, подошва, представляющая из себя плотно прижатые друг к другу 4-5 кусков ткани, прошита пеньковым шнуром. Такую подошву несколько раз насмаливали, затем засыпали песком или золой и сушили. В музее хранится 5 пар подобной обуви. В начале 20 века материалом для подошвы стала исползоваться кожа, носок обуви  стал украшаться вышивкой. Матерчатые вышитые тапочки pätid превратились в праздничную, носимую по воскресеньям обувь. Традиция изготовления таких тапочек сохранилась на о-ве Муху и после прекращения ношения народной одежды, распространившись отсюда и на материк. Во второй половине 20 века изготовление вышитых матерчатых тапочек стало любимым занятием народных мастеров, сами же тапочки превратились в домашнюю обувь и объект сувенира.
Начиная с 17 века имеются сведения о том, что крестьяне носили и башмаки. Тогда как на западных островах уже в 18 веке сапоги и башмаки были общераспространенными, то на материке они были редкостью, превратившись в повседневную обувь только в 1860-70 гг.
Тип башмаков, которую носили в Эстонии, основывается на западно-европейских образцах. Башмаки и сапоги изготовляли башмачные и сапожные мастера, которые старались исходить из моды того времени.  Так как кожа и рабочие инструменты были по-крестьянски просты, то в образцах обуви того времени сильно проявляются как местное своеобразие, так и возможности. Такая обувь была дорогая, носили их десятилетиями и передавали по наследству. В музее имеются в основном только башмаки, носимые на островах, ибо там они были распространены шире и вместе со старинной народной одеждой сохранились и для собирателей.
Деревянную обувь на эстонской территории носили мало. Башмаки, вырезанные из дерева, были в пользовании на островах, на другие же территории они попали случайно вместе с пришлым населением. Люди, жившие у водоемов, использовали в качестве рабочей обуви прикрепляемые к обуви деревянные подошвы kompad.
Если носители и изготовители народной одежды стараются точно следовать территориальным принципам и исходят из музейных образцов, то к обуви, принадлежащей к ней, обращается мало внимания.

Published
2017-11-27