Millisel naisel on õigus sünnitada? Pilk 1990. aastate teise poole perekonnadiskursusele Eestis

Artikli avamiseks täies mahus vajuta paremas veerus asuvale nupule PDF.

  • Inga Toom

Abstract

Which Woman Has the Right to Deliver a Baby? About Family discourse in Estonia in the 2nd Half of the 1990s

Какая женщина имеет право рожать? Взгляд на дискуссию o семье в Эстонии во второй половине 1990-х годов

In the 1990s, in addition to political changes, just as great changes occurred in Estonian society both in social life and in people’s worldview. In family discourse the ideological shifts were connected with the fact that at the beginning of the decade traditional gender roles started to be held in high esteem. Contrary to this, different values emerged in the transition society as a whole, as under the conditions of early capitalism material success became primarily important, whereas social policy was considered to be insignificant. The article views the public texts on single mothers published in the 1990s, treating the texts as semiotic stimuli, which are able to influence public discourse.
In the Estonia of the 1990s single-parent families turned out to be marginal for several reasons. On the one hand, a mother raising her children alone did not correspond to the traditional family image, on the other, a single parent was usually not able to compete as an equal on the labour market in order to achieve sufficient financial security.
The topic brought up in 1994 in the magazine Pere ja Kodu (Family and Home) treated the issue of single parenting from several aspects. Although the one-parent family model was principally not condemned, the officials who discussed this issue emphasised that state support to single mothers is not expedient, as it would create a possibility to manipulate with the status of single motherhood. State support was viewed rather as symbolic and material responsibility was solely placed on the shoulders of the single parent alone.
In 1998 in newspaper Postimees journalist Priit Pullerits initiated a very lively discussion, emphasising the viewpoint that state support to single mothers had to be minimal. Pullerits maintains that women raising their children alone can be accused of re-producing poverty and contributing to the spread of crime. Also, Pullerits criticizes these women for their inability to hold the family together. Yet, the letters written in response to Priit Pullerits’s article disclosed that many mothers raising their children alone correspond to the single-mother stereotype, which can be characterised by putting up with little and the necessity to explain and justify their family form.
An important shift in the dynamics of the discourse of single motherhood in the 1990s was Barbi Pilvre’s article, which was published in the magazine Eesti Naine (Estonian Woman) in 1999. Pilvre, explaining her viewpoint, raised the acute question of fathers neglecting the issues of child raising, which so far had been left aside. Pilvre holds that Estonian women are often undemanding and used to coping by themselves, consoling themselves with the legend “of a strong Northern woman”.
The analysed texts clearly reflect the overall ideological developments in society. Under the influence of neo-liberalism, which started to spread in Estonia at the beginning of the era of regaining independence, it was considered either directly dangerous or simply inexpedient to support the social groups not representing conservative family values, which also include single mothers. At the same time, the Estonia of the 1990s possessed neither the mechanism to force the biological fathers make their contribution to rearing their children, nor social pressure to make them do it at all. Women were considered to be responsible for evading marriage as a norm and therefore for the incomplete family. A great part of the public texts of the 1990s dealing with family life are characterised by womencentredness, regarding women as responsible for the decline in birth rate. As paradoxical as it may sound, single mothers are also accused of the latter.

Резюме Инга Тоом
В 1990-е годы в эстонском обществе, наравне с политическими преобразованиями, произошли крупные изменения в социальной жизни и мировоззрении людей. Идеологические разногласия в дискуссии о семье начала 1990-х годов были связаны с возвышением традиционной социальной роли биологического пола. В противовес этому в переходный период ярко выразились в целом и другие ценности, так как в условиях раннего капитализма первостепенным стал материальный успех, тогда как социальная политика считалась маловажной.
В статье анализируются опубликованные в 1990-х годах открытые тексты о матерях-одиночках, при этом сами тексты рассматриваются как семиотические стимулы, направленные на общественный диалог и влияющие на него.
По разным причинам, в 1990-х годах родители-одиночки стали маргинальными. С одной стороны, мать, одна воспитывающая ребенка, не отвечала традиционным стандартам семьи, и, с другой, мать-одиночка не могла также одинаково со всеми конкурировать на трудовом рынке, чтоб достичь определенного материального обеспечения.
Проблема, поднятая на страницах журнала Pere ja Kodu в 1994 году, рассматривала тематику с разных аспектов. И хотя модель семьи с одним родителем в принципе не осуждалась, взявшие слово должностные лица подчеркивали, что поддержка родителям-одиночкам со стороны государства нецелесообразна. При этом одной из причин называлась возможность манипуляции статусом матери-одиночки. Поддержка государства виделась более символической, вся материальная ответственность возлагалась на плечи самого родителя-одиночки.
Активную общественную дискуссию вызвала заметка журналиста Прийта Пуллеритса на страницах газеты Postimees, - автор также поддерживал мнение, что государственная поддержка матерям-одиночкам должна быть минимальной. По мнению Пуллеритса, матери, одни воспитывающие детей, виноваты в воспроизводстве бедности и распространении преступности. Пуллеритс обвиняет матерей-одиночек также в том, что они не смогли сохранить семью. Однако из писем-откликов на статью Пуллеритса явствует, что многие матери, воспитывающие детей без мужа, отвечают тому стереотипу матери-одиночки, для которой характерно примирение малым и потребность в объяснении-оправдании своей модели семьи.
Важным моментом в процессе дискуссии о матерях-одиночках стала статья Барби Пильвре, появившаяся в 1999 году в журнале Eesti Naine. Пильвре остро поднимает остававшийся до этого в тени вопрос об отцах, которые отлынивают от воспитания детей. По мнению Пильвре, женщины в Эстонии довольно непретенциозны и привыкли во всем справляться сами, поддержкой или отговоркой чему легенда о «сильной северной женщине».
В анализируемых текстах достаточно ясно выражается общее идеологическое развитие общества. В первые годы после восстановления независимости Эстонии, под влиянием распространенной идеологии нового либерализма, считалось или прямо опасным, или просто непрактичным поддерживать общественные слои, не отвечающие требованиям консервативной модели семьи с ее ценностями, в т.ч. и матерей-одиночек. Одновременно, в 1990-х годах отсутствовали как механизмы, при помощи которых можно было бы требовать от биологических отцов их финансовую поддержку в воспитание детей, так и общественный напор, что они должны вообще делать это. Женщины считались ответственными за брак как норму, а также за отлынивание от него, тем самым и за неполноценность семьи. Центральным пунктом рассматриваемых статей, посвященных семейной проблематике, является женщина, одновременно, она же считается ответственной за падение рождаемости. Как ни парадоксально, обвиняются в этом и матери-одиночки.

Published
2018-11-13