Mälestamisrituaal tšekan nüüdisaegse udmurdi küla etnokultuurilisel maastikul

Artikli avamiseks täies mahus vajuta paremas veerus asuvale nupule PDF.

  • Nikolai Anisimov

Abstract

The Chekan Commemoration Ritual in the Cultural Landscape of the Contemporary Udmurt Village

Поминальный обряд чекан в этнокультурном ландшафте современной удмуртской деревни

In investigating the chekan ritual of commemorative sacrifice carried out in Kalašur and Dubrovski Villages in the Kiyassovo region of the Udmurt areas, it emerged that certain changes had taken place at various levels. The term chekan has become demythologised in the Udmurt language, but scholars believe that its roots go back to Turkic languages, and that as a cultural sign it means ‘offering sacrifice/sacrificing’ and is related to the cult of the dead. Commemorative practices that bear some likeness and similarity have been seen in the traditions of local groups among the Udmurt peoples, as well as among other Finno-Ugric peoples (the Zyrian and Perm Komis, and the Maris) and neighbouring peoples (Russians and Chuvass). Yet chekan is a unique ritual with specific attributes: it takes place only in June of leap years and is dedicated to those who died abroad, loved ones buried elsewhere and people who committed suicide. Through the commemoration, the Udmurts in this group devote attention to their ‘special’ category of deceased, the belief being that otherwise they may become demonic spirits. Research trips spanning sevaral years (2008, 2012 and 2016) have shown that the traditional structure and rules governing the ministrations have changed. For example, the sacrificial animals are not bled on the eve of the ritual, but on the day of the ritual itself. The ritual food is no longer cooked all night long but from morning to mid-day, and the ceremony no longer is presided over by a priest. Both linguists and the author have observed that fewer and fewer people take part in the ritual and people living in more distant parts no longer make the trip, which makes the older generation concerned. It is presumed that the ritual was previously held every three years, as in the case of similar customs mentioned in scholarly literature (Chekaskon Chokskon) and only later was it scheduled to coincide with leap year, referring to the symbolic semantics of the year with the extra day. The biggest changes concern the site of chekan. In 2008 and 2012, the ritual and the rites for the departed souls were relocated, without any procedures related to the change of venue, but solely based on consensus reached by local inhabitants. The main reason cited for the change of venue is that the original place had become overgrown by brush, and it was difficult to reach the original sacral ‘centre’ and the spruce tree where the offerings were laid. The rituals carried out in 2008, 2012 and 2016 also pertained to another shrine on the village’s ethnocultural landscape, the sacral place where once the worship was held in honour of the god Aktash. This led a number of older inhabitants to enquire into the feasibility of the whole development. The given shrine took on a double sacral quality as fieldwork showed that among young people, knowledge of this place, which became inactive in the 20th century, was no longer salient. All of the topographical sites where the sacrifices took place in recent years are marked with the commemorative ritual in question.
To sum up, it can be said that the chekan, a commemorative ritual in the calendar cycle of the Udmurts of Kiyassovo region, is changing, which is leading to a transformation in the village’s cultural landscape. The spatial changes related to the local population’s sacral sphere lead to a specific mode of behaviour and regimentation of rites in space and time.

Резюме Николай Анисимов
Исследование бытующего на сегодняшний день поминального жертвоприношения называемого удмуртами дд. Калашур и Дубровский Киясовского района Удмуртии Чекан показало некоторые изменения на различных уровнях обряда. К сожалению, само понятие в удмуртском языке деэтимологизировано, однако размышления ученых сводятся к тому, что этот обряд восходит в тюркским языкам и в своем культурном значении трактуется как «предлагать жертву/жертвовать» связанному с культом предков. Близкие и в какой-то степени схожие практики поминовения покойников находятся в традиции других локальных групп удмуртов, а также финно-угорских (коми-зыряне, коми-пермяки, марийцы) и соседних народов (русские, чуваши).  Несмотря на это, Чекан является уникальным в своем роде ритуалом, выделяющимся своими особенными чертами: проводится лишь в високосные года, в июне месяце для умерших на чужбине, не захороненных на местном кладбище и совершивших суицид. В этом действии рассматриваемая группа удмуртов проявляет заботу и внимание к своим «особым» покойникам, чтобы не оставить, не обделить их, иначе они могут превратиться в злобных духов. Исследование в течении нескольких лет подряд (2008, 2012 и 2016 годы) позволяет говорить о том, что традиционная структура обряда и регламент действий претерпел некоторые изменения. К примеру, жертвенное животное режут уже не вечером предыдущего дня, а в день самого Чекана; ритуальное блюдо варится не в течение ночи, а с утра до обеда; исчезло из обряда основное лицо церемонии – жрец, руководящий сакральными действиями. Как отмечают информанты и как удалось заметить лично, все меньше людей стали принимать участие в ритуале, перестали приезжать живущие в других краях односельчане. Все эти факторы вызывают некую заботу со стороны старшего поколения. Если говорить о темпоральном коде ритуала можно предположить, что обряд, скорее всего, прежде проводился раз в три года как, например, в других случаях упомянутых в научной литературе (Чекаськон/Чокаськон), и лишь позднее он был закреплен за високосным годом, со ссылкой на его символико-семантическую сторону. Более значительные трансформации касаются локуса проведения обряда Чекан. В 2008 и 2012 году место проведения ритуала и проводов душ усопших было перенесено, при этом без всяких сопутствующих изменению сакрального пространства действий, а лишь по взаимной договоренности местных жителей. В качестве основных причин изменения указывается то, что изначальное место заросло деревьями из-за чего трудно пройти к изначальному сакральному «центру» и ели подношений поминальных даров. Проведенные в последние годы ритуальные действия (2008, 2012 и 2016 годы) затронули другой старинный и священный локус этнокультурного ландшафта деревни – Акташ. В итоге пространственные трансформации актуализировали среди старшего поколения нарративы об этом сакральном месте, где когда-то проводились моления в честь божества Акташ. Это вызвало среди некоторых старожилов проблематику и вопрос о возможности всего происходящего. Получается, что этот локус получил двойное сакральное значение. Но, полевые сведения показали, что знания об этом, упраздненном еще в начале ХХ века, месте не актуальны среди молодого поколения. Вместе с тем, маркером данного поминального обряда отмечаются все топографические объекты, где в последние годы проводилось жертвоприношение.
Таким образом, поминальный обряд Чекан, включенный в календарный цикл узколокальной группы удмуртов Киясовского района Удмуртии, на сегодняшний день претерпевает определенные изменения, которые ведут к формированию нового облика культурного ландшафта деревни. А пространственные изменения, связанные с сакральной сферой местного населения, ведут в свою очередь к особому поведению и регламентации действий человека в пространстве и времени.

Published
2019-01-26