Nõukogude sümboolika tähendustest siirdepõlvkonna hulgas Eestis ja Venemaal

Artikli avamiseks täies mahus vajuta paremas veerus asuvale nupule PDF.

  • Terje Toomistu

Abstract

On the Meaning of Soviet Symbolism among the Estonian and Russian Transition Generation

О значении советской символики среди переходного поколения в Эстонии и России

Popular culture involves many symbols with political background. Soviet symbols have also made their way to the popular culture in various countries of the world, thus making the symbols open to different interpretations. Meanings, which are attributed to the Soviet symbolism vary within different cultures and also depend on the individual and collective experience of the Soviet period in each particular country. Multiple memory processes influence the way meanings are formed and since transformations take place in the popular culture as well, a symbol which once used to carry a clear-cut political or ideological meaning can now take on entirely new connotations.
In this paper, I focus on the representations of Soviet symbolism among the Estonian and Russian youth who were brought up during the transition period. My findings are based on the fieldwork carried out in Voronezh, Russia and Tartu, Estonia in 2009–2010. The research focuses more specifically on the Soviet symbols on the clothing and the connotations that young people attach to them. The empirical data is analysed in the framework of two academic disciplines: consumer anthropology and memory studies.
The results show that the sample divides the people who wear Soviet symbols into two distinct groups: (1) there are those to whom symbols do not bear a deeper meaning, it is simply seen as a stylistic element or its use is more or less accidental; and (2) those, to whom the symbol is marked with a conscious stance and its wearer wishes to convey a message. The first group can furthermore be subdivided to those who wear symbols to stand out from the crowd or be provocative; those who want to appeal to different types of nostalgia, first with the retro style and second containing ironic humour of a bygone era. It is also relevant that the first group wears Soviet symbols as a result of having been exploited by the tourism industry.
In case of the group who wears symbols to take a conscious stance, the people can be divided into those who want to reflect the Russian national identity, antagonism or defiance. The presence of strong political convictions or ideological worldview sub-discourse proved to be relatively weak, although a sense of fear of these symbols could be detected among the youth with ethnic-Estonian background. The analysis revealed several sources of tension present in today’s Estonian society. The results show that the large gap between opposing interpretations of history dividing the Estonian society today also become reflected and emphasised by the use of symbols. The research highlighted the tensions within the ‘third generation’, but also in the Estonian identity politics and the ethno-political development in general.

 Резюме Терье Тоомисту
Некоторые символы, имеющие политический фон, активно фигурируют в поп-культуре. И советская символика в разных местах мира нашла свой путь в поп-культуру и в качестве этой части эти символы открыты для различных интерпретаций значения, которые присваиваются советской символике, ва- рьируются в зависимости от культуры и связаны с индивидуальным и коллек- тивным опытом, приобретенным в советский период. На формулировку зна- чений влияют различные процессы памяти, но в то же время символ, который когда то имел четко ограниченное политическое или идеологическое значе- ние, может через происходящую в поп-культуре трансформацию приобрести совершенно новые значения.
В представленной статье рассматриваются репрезентации советской сим- волики среди молодежи, выросшей в Эстонии и России в переходный период, опираясь на экспедиционные работы, проведенные в 2009–2010 гг. в Воронеже в России и в Тарту в Эстонии. Более пристальное внимание уделено советской символике, представлен- ной на одежде молодежи и значениям, присвоенным такому явлению. Теоре- тически работа располагается в основном в двух более широких теоретических направлениях: антропология потребления и исследования памяти.
В широком смысле молодые люди разделили использующих в одежде символику по их мотивам на две группы: (1) для которых символ не имеет глубокого значения, это просто элемент стиля или его использование явля- ется случайным; и (2) для которых символ является выражением осознанной точки зрения и его носитель хочет донести какое-нибудь сообщение. В первом случае можно в свою очередь выделить желание использующего символику бросаться в глаза или провоцировать, апелляцию к ностальгиям различного рода, под которыми раскрылся как стиль с ориентацией на ретро, используя символы в форме ироническо-юмористического китча, так и эксплуатацию символов со стороны туристической индустрии.
В случае использования символики в качестве выражения осознанной по- зиции можно в качестве сквозных подкатегорий привести русский националь- ный идентитет и желание противопоставления и протеста. Поддискурс с силь- ными политическими убеждениями или идеологическим мировоззрением обнаруживался достаточно слабо, хотя среди молодежи, имеющей этничес- кое эстонское происхождение, можно было заметить связанное с символами чувство страха. С помощью анализа выявилось несколько точек напряжения в сегодняшней Эстонии, особенно, что касается проецируемого на символичес- ком уровне усиления раскалывающего толкования истории, возможной т.н. «проблемы третьего поколения», а в более широком смысле и политику иден- титета Эстонии и этнополитическое развитие.

Published
2017-10-15