Survakarid, kukerid ja teised

Artikli avamiseks täies mahus vajuta paremas veerus asuvale nupule PDF.

  • Mare Kõiva
  • Andres Kuperjanov

Abstract

Survakari, Kukeri and Others

Сурвакары, кукеры и другие

This article sets out to observe the winter time masquerade held in the town of Pernik, Bulgaria, drawing parallels with the regions of Bulgaria, their close neighbours and a wider European context. The article focuses on how village rituals are being adapted to urban environments. In addition we also observe the format of the festival, changes it has brought along and its characteristic features – masks and characters, representation of genders, age groups, the economics of the masquerade, as well as the use of indoor and outdoor space in its process. The Survakari are masked dancers in Western Bulgaria who wear coats made of goat skin and have bells tied around their waists. The Survakari is a subgroup of the Kukeri who travel from house to house on the New Year’s Eve. The article is inspired by the International Festival of the Masquerade Games Surva held on January 29th – 30th, 2010.
Before the World War II, Bulgaria was a predominately agricultural country – agriculture and the related activities constituted a large part of its economy; 80% of the population lived in rural areas and depended on agricultural production. The masquerade in question united village people and men in particular. Wearing masks was considered an important symbol and a part of Bulgarian identity. The fact that the custom has strongly been preserved and has successfully adapted to the urban environment shows the importance of the masquerade to the society. Internet is often considered as an example of different media, the festival in Pernik in parallel can be seen as a symbol of assimilation and amalgamation of rural and urban cultures. The Pernik’s Surva festival suggests a generalisation that boundaries between the internal and external have become obscure and are gradually fading. Some city dwellers and spectators of the festival have also started to disguise themselves – some wear face paintings, others buy colourful wigs and other accessories from the street vendors. People wear garments or costumes imitating or depicting a particular character, e.g. the Devil, witches, etc.; they also walk in circles (alone, in pairs, in small groups) among the crowd of masked participants and undisguised onlookers.
When originally participants formed the inner category and spectators the outer category of the festival (= actor vs. audience) then now we see, the development of a new kind of inner versus outer opposition, as well as a mingling of either organised disguised groups and individuals in costumes or the parade participants and spontaneous street disguisers (= organised vs. spontaneous).
The local minorities also take over Bulgarian customs. For instance, the spread of Bulgarian masquerade tradition has been detected among the Roma community as early as in the 20th century.
In parallel with changes in the socio-cultural environment the gradual liberalisation of the masquerade tradition, where once only young men could participate, can be seen as well. One of such modern additions is that young women cross-dressed as men are acting together with men’s groups. Women also participate in the festival as folk dancers. Both examples are modifications to the traditional custom. In addition children, groups of children and adolescents of different ages belonging to regional groupings are also a part of the festival.
Alongside traditional costumes (gypsies, death, policemen, priests, horses, bears and beasts), scary fantasy masks, some depicting rather modern media stars and images, have appeared.
The Festival of the Masquerade Games brings together old friends, relatives and acquaintances. The event also supports social communication between different groups, since the festival´s venue is in the heart of the town joint performances are held in the open space and on the free stage, as well as in the local cultural centre. Also informal evening get-togethers take place in clubs, restaurants and places where the groups are accommodated.
The vitality of the customs is reflected in the continuation of the masquerade tradition among the Bulgarian diaspora communities. The festival tradition constitutes a major part of the Bulgarian national identity, illustrated by the fact that there are two specialised masquerade museums in Bulgaria and local history museums also display masquerade costumes and masks.
The relevance of the Pernik’s Festival as a cultural event becomes apparent from the multi-layer recording of the celebration: people take pictures of the masks and performers, but also of themselves and their family members with people wearing costumes and masks (the question of stratification). People make home videos, but the festival is also high on the national media agenda, including the public television broadcasts of the event.

 Резюме Маре Кыйва, Андрес Куперьянов
В статье будут рассмотрены зимние ряженья в Болгарии в регионе Перник вместе с параллелями из других районов Болгарии, их ближайших соседей и более широком контексте Европы. Рассматривается адаптация деревенских традиций в городскую среду и формат фестиваля, сопутствующие этому изменения и особые черты: маски и характеры, представленность полов, возрастные группы, экономику праздника маскировки, использование внутренних и наружных помещений. Сурвакары это версия кукеров распространенная в Западной Болгарии, когда ряженые, одетые в костюмы из бараньей шкуры и прикрепленными к поясу колокольчиками совершают обход в Новый год. Рассматриваемый материал собран на международном фестивале «Сурва», состоявшийся 29–30 января 2010 года.
До Второй мировой войны Болгария была в основном аграрной страной, сельское хозяйство и связанная с ним деятельность составляли большую часть экономики, 80% людей жили в деревнях, и их жизнь зависела от земледелия. Обрядом, объединяющим жителей деревни, и особенно мужчин было ряже- нье, что являлось особым символом, это было частью идентитета болгар. На важность ряженья указывает долгое сохранение обряда и успешная адаптация в урбанизированную среду.
Если примером смешением медиа является интернет, то фестиваль в Перник это пример смешения и слияния деревенской и городской культур. На базе фестиваля «Сурва» в Перник можно сделать обобщение, что границы между внешним и внутренним размываются и постепенно исчезают. Некоторые горожане и зрители фестиваля также начали рядиться на разных уровнях: одни раскрашивают лицо, другие покупают на улице разноцветные парики и другие приспособления, носят имитирующую типажи одежду – черт ведьма, и пр., прохаживаются (в одиночку, парами, маленькими группами) среди людей, состоящих из участников-ряженых и незамаскированных людей.
Если первоначально представителями внутренней категории были участники фестиваля и представителями внешней категории публика (актер vs зритель), то теперь мы видим формирование нового внешнего и внутреннего противопоставления, а также слияния в одно целое, которое происходит между организованными группами и неформальными ряжеными или участниками парада и спонтанными уличными ряжеными (= организованное vs спонтанное).
Меньшинства также перенимают болгарские традиции. Так болгарские традиции ряженья отмечены среди цыган еще в начале ХХ века.

Первоначальное ряженье молодых мужчин становится все более либераль ным в соответствии с изменившимися социальнокультурными условиями. Одним из дополнений является выступление вместе с мужскими группами молодых женщин, которые носят мужские маски. Женщины также привлечены на фестиваль в качестве членов народных танцевальных групп, и все это отклоняется от традиционной обрядности. В обряды интегрировались дети, детские группы и молодежь различного возраста, которые участвуют в региональных группах вместе со взрослыми или сопровождают родителей.
Рядом с традиционными масками (цыгане, смерть, полиция, священник – поп, лошади, медведи и др. животные) появились вызывающие страх фантазийные маски, некоторые из них изображают представителей достаточно модных героев медиа и типажей. Фестиваль ряженья это возможность для дружеского общения, встречи с родственниками и знакомыми. Также заметна активная коммуникация внутри группы. Общению способствует концентрация деятельности в центре города, совместные выступления в публичном внешнем городском пространстве и на свободной сцене, в доме культуры, а также неформальные вечерние встречи в клубах, ресторанах и местах ночлега. На жизнеспособность традиции указывает и продолжение традиции ря- женья в общинах болгарской диаспоры, а также и то обстоятельство, что в Болгарии сейчас имеется два музея ряженья, местные исторические музеи экспонируют костюмы ряженых и маски как значимый компонент болгарско- го национального идентитета. На важность фестиваля ряженья в Перник как культурного события указы- вает и его увековечивание на различных уровнях: люди фотографируют маски и группы, а также себя и своих близких вместе с ряжеными (это вопрос стра- тификации). Событие записывается как домашнее видео, но его транслирует и государственное телевидение, и он превышает рубеж новостей.

Published
2017-10-15