Tööelu Eestis sotsiaalantropoloogilisest vaatepunktist. Ühe välitöö tulemustest

Artikli avamiseks täies mahus vajuta paremas veerus asuvale nupule PDF.

  • Ivanka Petrova

Abstract

The Realm of Labour in Contemporary Estonia from a Socio-Anthropological Perspective. Results of Field Research

Трудовый мир в современной Эстонии в социально-антропологической перспективе. Результаты полевых исследованией

The article presents the results of field research I carried out in September 2008 in three towns of Estonia. The work, whose objective was the study of some aspects of the modern everyday working life, consisted in taking semi-structured interviews from petty entrepreneurs and employees in small companies, as well as short observations at the place of work and the working environment. The field research proceeded within the frameworks of a Bilateral Academic Project involving the Department of Ethnology of the University in Tartu and the Ethnographic Institute and Museum at the Bulgarian Academy of Sciences. The topic of the project has been “Post-Socialist Transformations and Policies of Identity: Estonia and Bulgaria Compared” and covers a period from 2008 to 2011.
In view of the actual possibilities of research work, I set myself the objective of finding my bearings in the realm of labour of post-socialist, respectively, post-Soviet Estonia of the last 18 years and of getting first-hand impressions of the everyday working life in small enterprises. As an ethnologist I take an interest in the subjective side of work, i.e. the focus of my attention has been directed at individual employees, their interpretations of the everyday working life and their behaviour at the place of work. For the time at my disposal I succeeded in taking eight interviews from people, working in six economic organizations.
On the basis of my knowledge about the realm of labour in post-socialism in Bulgaria, I asked myself the question what similarities and differences I had found related to some basic cultural characteristics in the process of performing paid work and in the attitude to these cultural characteristics on the part of employees in Estonia, and what their interrelations at the place of work were. I anticipated considerable differences, bearing in mind the significant success of the transformation processes in Estonia’s economy and the hesitant, even wavering success of these processes in the wake of the changes in the economic sphere in Bulgaria.
The ways whereby I reached to the respondents were testimony of the mistrust in unfamiliar people and the fear that contact with them might directly interfere with their work. Here I found concurrence with my personal experience in looking for similar respondents in Bulgaria. The positive attitude shown to me by most respondents as to “a foreign” researcher was connected with their endeavour to make use of my experience, in order to get direct advantage from “my interference” in their realm of labour.
In my anthropological work I was constantly making parallels with the economic, social and cultural situation in Bulgaria. This has been inevitable, because the ethnologist cannot get completely detached from his own cultural environment, which he is well familiar with. Insofar as I managed to make out of the interviews, most of the people, employed by small enterprises, had a positive attitude to principles and norms in work, which were comparatively alien to the socialist realm of labour, but were characteristic of the West-European societies and they had mastered them to a high extent. Such are, for instance, stringent labour discipline, rational way of thinking and action, readiness for attainment of maximum results of labour. In Bulgaria these principles are still in the sphere of wishful thinking, though some positive changes have already been observed along the way to their mastering. I have established the following cultural characteristics of the everyday working life in small enterprises in Estonia: considerable formalization of interrelations, a high level of social trust, showing of personal trust depending on the professional results, decreased use of personal social networks in the realm of labour; mostly negative attitude to informal work. They testify to the wish and efforts of people in Estonia to come closer to the West-European models in everyday working life. These characteristics have also been the result of the striving to draw away from the socialist past faster, particularly from the realm of labour during that time.

Резюме Иванка Петрова
В статье представлены результаты полевых исследований, проведенные мной в сентябре 2008 года, в трёх городах Эстонии. Работа, цель которой было изучение некоторых аспектов современной трудовой повседневности, состоялась в проведении полу-структурованных этнографических интервью с владельцами и служащими в маленьких частных предприятиях, как и в краткосрочных наблюдениях на рабочих местах и в трудовой среде. Полевые исследования осуществились в рамках Двусторонного академического проекта между Кафедры этнологии Тартуского университета и Этнографического института с музеем Болгарской академии наук. Тема проекта „Постсоциалистические трансформации и политики идентичности. Эстония и Болгария в сравнительном плане” и он продолжается с 2005-ого до 2011-ого года.
Учитывая реальные возможности исследовательской работы, я поставила себе задачу ориентироваться в трудовом мире постсоветской Эстонии в последних 18 лет и получить первоначальные впечатления насчет трудовой повседневности в маленьких предприятиях. Как этнолог, я интересуюсь субъективной стороны труда и моё внимание направлено на изучение поведения отдельных служащих на рабочем месте и их интерпретации трудовой повседневности. Я провела восемь интервью с людьми из шести стопанских организаций.
На основе моего познания о трудовом мире в Болгарии в периоде постсоциализма, я искала сходства и отличия в некоторых основных культурных характеристиках в процессе выполнения работы, в отношении служащих  Эстонии к труду и во взаимоотношениях на рабочем месте. Я ожидала встретить весьма значительные отличия, имея ввиду существенные успехи трансформационных процессов эстонской экономики и наоборот, переменчивые успехи этих процессов в стопанской сфере Болгарии.
Способы, при помощи которых я установила контакт с информантами, подтверждают наличие недоверия к незнакомым людьям и опасения насчет возможности нанесения вреда из-за этими контактами. Здесь я обнаружила сходство с моим собственым опытом в поиске подходящих информантов в Болгарии. Положительное отношение ко мне как к „чужому” исследователю было связано со стремлением информантов ознакомиться с моим опытом и получить непосредственую пользу из моего „вмешательство” в их трудовом мире.
В процессе антропологической работы я постоянно проводила аналогии с икономической, социальной и культурной ситуацией в Болгарии. Это неизбежно, так как этнолог не в состоянии полностью оторваться от собственой культурной среды, с которой он хорошо знаком. Интервью свителельствуют, что немалая часть людей, занятых в малых предприятиях, относятся положительно к принципам и нормам работы, неприсущими социалистическому трудовому миру и которые характерны для современных западно-европейских обществ. Эстонцы сумели усвоить в значительной степени такие принципы как например строгую рабочую дисциплину, рациональное мышление и действие, готовность добиться максимальных трудовых результатов. Я обнаружила следующие культурные характеристики трудовой повседневности в маленьких предприятиях Эстонии: значительная формализация взаимоотношенией, высокий уровен социального доверия, оказание персонального доверия в соответствии с профессиональными результатами, отрицательное отношение к неформальной работе. Они свидетельствуют о желании и усилиях людей в Эстонии приблизиться к западно-европейским образцам трудовой повседневности. Эти характеристики являются и результатом стремления быстрее удалиться от социалистического прошлого, в том числе и от трудового мира в социалистическом периоде.

Published
2017-11-10