Sotsiaalsed suhted tootmiskoondise Ookean kaugsõidu kalalaevadel 1970–1985

Artikli avamiseks täies mahus vajuta paremas veerus asuvale nupule PDF.

  • Dagmar Ingi

Abstract

Social relationships aboard the Ookean factory’s long-distance fishing ships, 1970–1985

Социальные отношения на рыболовецких судах дальнего плавания производственного объединения «Океан» в 1970–1985 гг.

The ship was a special environment. It represented a combination of home, workplace and a place for spending free time. People who worked aboard the vessel were at once colleagues, roommates, friends and family.
In this article, I look at human relationships on the ships of the Ookean production factory during the “ripe socialism” period (1960s–1980s). I examine the relationships based on individual, ethnicity, race and gender, taking into account the special characteristics of the environment and the rules for mutual interaction. I try to understand what sorts of characteristics were valued aboard a ship and what led to such evaluations. I ask whether and how conflict situations were avoided and good relationships ensured. I raise the topic of relations between the sexes. I look at how different races and ethnicities got along. The source material comprises interviews on the basis of a semi-structured questionnaire conducted with seven seamen from the long-distance fishing sector. The primary theoretical source for the article is Anne Honer’s idea of small social life-worlds.
Living conditions that directly affect interpersonal relations depended on the type of ship. More specifically, living conditions depended on seniority: the lower ranks lived in four and sometimes even six-man cabins while the mid-level crew members were housed in two-man cabins. The ship’s officers were provided private cabins. The gender and profession of the crew members also was a basis for assigning the cabins. Those who plied specific trades had specific cabins. Only in some solitary cases where personal conflicts made coexistence impossible were cabin-mates switched.
Relationships on the ship’s crew were seen by the seamen as a positive thing. Persecution or mockery was not seen without good reason. The central factor on the basis of which a seaman was evaluated aboard the vessel was his or her industriousness and ability to cope. Work aboard ship was teamwork and any time delay by a crew member resulted in a delay for the entire crew, which affected productivity and as a result, pay. For this reason, a dim view was taken of slow, lazy and incapable seamen.
Major disputes, fights and animosity occurred in exceptional cases and an attempt was made to nip them in the bud. Scattered cases of physical conflict arose spontaneously and were caused by nervous strain from exhaustion, alcohol and competition over women. Discord was usually resolved without outside recourse, except for extremely isolated cases, where the behaviour of one crew member posed a danger to others; then the matter was handled by a higher authority.
Crew members’ closest circle of interaction – a kamp, or band – was composed of people in one speciality. They spent both their work and leisure hours together. Yet the interaction between these bands was mainly restricted to the ship: on land, they interacted minimally or not at all. A colleague could only be defined by a concrete workspace and duties.
Women made up only 5–10 per cent of the fishing ship crew. They were predominantly of Slavic extraction and primarily worked in service positions.
The respondents’ attitudes toward female members and the men’s natures and convictions determined how the ship crew’s general attitude was expressed. There were men for whom women were only co-workers; men who saw them as inaccessible, and thus despised objects; men who considered them suitable paramours; men who saw them as potential spouses. Still, in spite of whether an assessment was negative or positive, they saw the weaker sex above all in terms of sexual behaviour.
The Ookean factory’s ships were multicultural. It employed people from many different parts of the Soviet Union, including, under contract, Arabs and black Africans. In spite of this, there was no discord on the ethnic level.
The interviews very clearly indicate a difference between how people believed themselves to relate to other peoples and their subconscious attitudes. The respondent Mart states that malicious talk regarding other ethnic groups did take place, but as a rule they were not allowed to become serious disputes. The situation with interracial relationships was similar. Foreign customs could be ridiculed privately, but it did not reach the point of direct grumbling.
The formation of attitudes on ship could be summarized best by the words of one respondent Heinz: You know, the ship wasn’t the sort of place where to be fighting. I don’t know what life you would be living for six months if you fought someone. On land it’s customary to curse someone out and fight, then go away. But on the ship there is no escape.

Резюме  Дагмар Инги
Судно это особая среда. Для человека оно было и домом, и работой, и свободным времяпрепровождением. Работавшие на судне люди были одновременно коллегами, соседями, друзьями и членами семьи.
В данной статье я рассматриваю взаимоотношения между людьми на судах производственного объединения «Океан» во времена т.н. «зрелого социализма» (1960–1980 гг.). Рассматривают взаимоотношения в зависимости от индивида, национальности, расы и пола, принимая во внимание особенности среды и вытекающие из этого правила общения. Пытаюсь разобраться в том, какие черты характера на судах ценились и что побуждало к таким оценкам. Задаюсь вопросом, как и благодаря чему удавалось избегать конфликтов, сохранять хорошие взаимоотношения. Поднимаю тему взаимоотношений женщин и мужчин. Рассматриваю способность ладить между разными расами и национальностями. Исходным материалом являются интервью семерых моряков рыболовецких судов дальнего плавания, полученные на частично структурированные вопросники. Основной теоретической базой статьи является идея автономных социальных жизненных миров Анне Хонер (Anne Honer).
Условия жизни, которые непосредственно влияют на взаимоотношения людей, зависели от типа судна. Конкретнее, условия жизни зависели от занимаемой должности: младший состав жил в четырёхместных, иногда и в шестиместных, а средний – в двухместных каютах. Отдельные каюты полагались руководящему составу. При комплектации кают исходили из пола и специальности членов экипажа. Представителям определённых специальностей предназначались определённые каюты. Лишь в особых случаях, когда противоречия делали совместное проживание невозможным, меняли соседей по каюте.
Отношения между членами экипажа оценивались как положительные. Издевательства и травли, как правило, не встречались и беспричинно друг друга не дразнили. Основным параметром, на основании которого моряка на судне ценили, было трудолюбие и способность справиться с рабочим заданием. Работа на судне была командной, и каждая временная задержка со стороны члена экипажа влекла к задержке всего коллектива, которая в свою очередь влияла на производительность и зависящую от этого зарплату. Поэтому с осуждением относились к медлительным, ленивым и неумелым морякам.
Более серьёзные ссоры, драки, чувство ненависти были исключениями и их пытались задавить в зародыше. Отдельные физические столкновения возникали спонтанно и были вызваны нервным напряжением из-за усталости, алкоголем и конкуренцией из-за женщин. Разногласия удавалось, как правило, разрешить самим, лишь в очень редких случаях, когда поведение одного из членов экипажа становилось опасным для других, дело выносили на обсуждение высшего состава.
Более тесный круг общения – компания – на судне складывалась из представителей одной профессии. Вместе проводили как рабочее время, так и отдыхали. И всё же, общение в компании ограничивалось судном: на земле общались между собой минимально или же не общались вовсе. Коллега был лишь в пределах конкретного помещения или конкретного рабочего задания.
Женщины на рыболовецких судах составляли от 5 до 10 процентов команды. Они были преимущественно славянского происхождения и работали в основном на обслуживающих должностях.
Отношение интервьюируемых (информантов) к членам команды женского пола и общее отношение к ним команды зависело от характера и убеждений мужчин. Имелись такие мужчины, для которых женщины были лишь коллегами; мужчины, которые видели в них недосягаемые, при этом ненавистные объекты; мужчины, считающие их пригодными в качестве любовниц; мужчины, относящиеся к ним как к потенциальным жёнам. Всё же, несмотря на то, была ли оценка отрицательной или положительной, они рассматривали слабый пол в первую очередь с учётом сексуального поведения.
Суда производственного объединения «Океан» были мультикультурными. Там работал народ с разных концов Советского Союза, были арабы и чернокожие контрактники из Африки. Несмотря на это, разногласий на национальной почве не возникало.
Из интервью чётко просматривается различие между тем, как люди считали, что они относятся к представителям других национальностей, и тем, как они на самом деле к ним бессознательно относились. Так интервьюируемый Март констатирует наличие недоброжелательных разговоров между собой о представителях других национальностей, однако, как правило, не допускалось их превращения в серьёзные разногласия. Похожее положение дел имело место и в межрасовых отношениях: чужие привычки и обычаи в своей среде могли подвергаться осмеянию, однако до того, чтобы напрямую цепляться дело не доходило.
Становление отношений на судне можно лучше всего обобщить словами интервьюируемого Хейнца: Знаешь, на самом деле судно не было местом для драк. Я не знаю, какой жизнью ты будешь шесть месяцев жить, если ты с кем-то дерёшься. Вот здесь, на суше так, что я кого-то облажу и подерусь с ним, знаешь, и уйду, да. А на судне куда денешься?

Published
2017-11-10