Defitsiit kui osa nõukogudeaegsest argielust Eesti NSV-s

Artikli avamiseks täies mahus vajuta paremas veerus asuvale nupule PDF.

  • Reet Ruusmann

Abstract

Deficit as Part of Soviet-Time Everyday Life in the Estonian SSR

Дефицит как часть советских будней Эстонской ССР

Due to the failure of the command economy management, everyday life in Soviet society can be viewed as comprising two sets of behavioural codes – formal and informal ones, with the emphasis laid on the latter. The foundation of the informal publicity is constituted by the social networks, which originate in the privatization of state resources and where the guarantee for the individual’s successful action is their position and the social and economic capital related to it. This article is focused on the Soviet commercial system from the viewpoint of the so-called man in the street, and on how the position influenced the prospects of a concrete person in taking their toll of deficit. The research context is mainly the 1980s and the urban environment in the Estonian SSR; the analysis is based on thirty thematic interviews.
When people recall the Soviet-time commercial system, the general tone rather remains neutral. It is maintained that due to the monopolistic commercial system ignoring the customer there were sometimes noticeable problems with obtaining necessary things. On the other hand, this situation was taken for granted and was therefore faced with stoic peace, as usually nothing remained undone or unbought because of deficit. In comparison to the present time positive moments are also found in the then living conditions – for instance, many of the goods at that time were more environment-friendly and natural.
When studying people’s opportunities to buy goods in short supply, we had to admit that, although socialism declared overall equality, differences in people’s consumption possibilities originated in their different incomes as well as official privileges due to their positions. Inequality was still increased by redistributing networks, where it was the people with already high economic and social capital who were more active and also gained more, and not the ones with a lower living standard, who could have improved their position through this. This is due to the limited opportunities of instrumental exchange relations following the reciprocity norms in their case. It is characteristic that similarly to accepting deficit as an objective reality, people also accept as natural the existence of privileged groups (nomenclature, shop assistants). However, the different possibilities for privatizing one’s position should not be taken as absolute, but namely as opportunities, which depended on a concrete person’s individual characteristics, while, besides considering self-interest, human obligingness also occupied a signifi cant place.

Резюме Реэт Руусманн
Вследствие неудавшегося управления плановым хозяйством будничную жизнь в советском обществе можно рассматривать как комплекс, состоящий из двух – формальных и неформальных, с ударением на последние, – поведенческих кодов. Основой для существования неформальной открытой сферы является система социальных коммуникаций, берущая начало в приватизации государственных ресурсов, когда гарантией успешной деятельности индивида становится его служебная позиция и соответсвующий ей социальный и экономический капитал. В данной статье рассматривается, как выглядела советская торговая система для т.н. обычного человека и как влияло служебное положение на взгляды конкретного человека в приобретении дефицита. В контексте статьи рассматриваются 1980-е годы и городское население Эстонской ССР, материалом для анализа послужили 30 тематических интервью.
Когда рассказываются воспоминания о советской системе торговли, общий тон остается скорее нейтральным. Констатируется, что в силу монополистической коммерческой системы, игнорирующей потребителя, имелись известные проблемы в приобретении необходимого. С другой стороны, существующая обстановка воспринимается как должное и потому со стоическим спокойствием, ибо, как правило, из-за дефицита некупленным или несделанным ничего не оставалось. В сравнении с сегодняшним днем, в быту того времени находятся и позитивные моменты, например, отмечается, что многие товары были экологически благоприятнее и натуральнее.
Рассматривая возможности людей в приобретении дефицитных товаров, следует признать, что, хотя социализм и декларировал всестороннее равенство, расхождения в потребительских возможностях людей начинались в неравенстве заработной платы и в наличии служебных привилегий, связанных с рабочим местом. Еще более усугубляла неравенство система распределительной сети, в которой активное участие принимали и тем самым больше получали люди, уже обладавшие высоким экономическим и социальным капиталом, а не граждане с низким уровнем жизни, которые через распределительную сеть смогли бы поправить свою позицию. Для последних это было обусловлено ограниченными возможностями инструментальных отношений обмена, следующих ретсипроксивным нормам. Естественно, что, подобно примирению с дефицитом как объективной реальностью, и знание о привилегированных группах (номенклатура, продавцы) принимается как само собою разумеющееся.
Приведенные в статье разные возможности для приватизации своего рабочего места, однако, не следует принимать за абсолютное, а лишь именно как возможности, которые зависели от индивидуальных черт конкретного человека, причем, наравне следованию личной корысти, важное место принадлежало и чисто человеческой снисходительности.

Published
2017-11-26